Чемпионат мира по футболу в России
Проект «Ведомостей» при поддержке Ulysse Nardin

Умирает тело, воскресает душа

Как болельщики в Самаре отреагировали на поражение сборной России в 40-градусную жару

Анастасия Иванова

Еще в поезде в Самару на матч Россия-Уругвай я поняла – настрой слишком хороший, наверняка что-то пойдет не так. Попутчики же рядом, наоборот, были уверены, что мы и уругвайцев обыграем, а потом испанцев и что вообще «Россия – священная наша держава».

Но и для болельщиков все началось не лучшим образом: Самара встретила жарой в +40. «Я из Салехарда, у нас там такая погода бывает раз в десять лет», – разговорились мы на остановке с фанатом с подтекшим российским флагом на лице. Улицы города днем пустынны, все это кажется немного зловещим. Мы караулим шаттл до арены, еще не зная, что впереди нас ждет поездка длинною в час без кондиционера.

От шаттла – 2 км пешком до космической «Самара Арены». Кстати, после чемпионата мира по футболу она так и будет называться – «Космос Арена». Стадион в Самаре ввели в эксплуатацию последним из 12, на которых проходят матчи – объект оказался самым проблемным. Официально потратили на него 18,9 млрд руб., а это на треть больше запланированного изначально. Но сейчас все супер: входы и выходы оборудованы для инвалидов, сама арена – как памятник космосу со стремящимися ввысь углами крыши, внутри просторно, удобно и почти не душно.

Когда арену строили, властям постоянно на что-то не хватало денег. Может, аура стадиона сказалась, а, может, – жара. Уже с четырнадцатой минуты матча российской команде стало не везти: абсолютно нелепый гол, рикошет, красная карточка. В этот момент в глазах многих читалось «ну все, пора домой». По старой привычке сборную начали ругать и ненавидеть, а не поддерживать.

Тем более, зачем нужна поддержка, если из группы мы все равно вышли. Кажется, немного расслабиться сборной позволил и тренер Станислав Черчесов: в стартовом составе не оказалось трех ключевых игроков команды: Александра Головина, Юрия Жиркова и Марио Фернандеса.

И все-таки второй тайм сборной удалось отыграть так, что меньшинство почти не было заметно. А когда болельщик видит такое, то невольно срываешь голос в воплях поддержки. И непонятно, что же тут все-таки первичнее.

Со стадиона российские болельщики уходили убитые: да, из группы мы вышли, но впечатление-то смазалось. И, кажется, так бы и доплелись каждый до своего дома, но атмосфера чемпионата мира творит чудеса не только на Никольской улице в Москве. Песни, пляски и крики радости снова вернулись в толпу уже ближе к шаттлам в город. И всем в нашем трамвае было наплевать на многокилометровую пробку и путь длинной в полтора часа и 10 км. Кабину сотрясали прыжки фанатов, «Катюша» и «оле-оле».

Веселье продолжилось и в фан-зоне на самой большой площади Европы – площади Куйбышева. Валериан Иванович, кстати, тоже болеет: добрые фанаты надели на памятник большевику российский шарф. Здесь в фан-зоне россияне кричат «Уругвай», уругвайцы – «Россия», плачут и сочувствуют Ирану и уже давно забыть-забыли об ошибках и проигрыше нашей сборной.

Надо ж было так и начинать! Может, тогда бы и Самедов три раза не бил куда-то в воздух далеко за ворота, а сосредоточился и отдал голевую. И другие показали себя еще лучше. Стоит сохранить настрой до игры с испанцами, чтоб фан-зону в Лужниках услышали.   

Смотрите также